08:45 

Кит Умер III

rockatansky
я б хотел помыться и заснуть
Это было как четыре дня рождения сразу, живая музыка и шампанское и 70 человек гостей там, где ожидалось 20 (хорошо, что шампанское закупили сразу на всех).
Сохраню себе Бикбулатовскую рецензию на наше действо, тем более положительную, чем более он, по праву старшего, пытается быть снисходительным занудой.


(торжественная речь перед нетбуком по поводу презентации ТЛЖ «Кит умер»)
Я клятвенно на «нашем всем» пообещал прочитать отпечатанную рукопись до конца. Ребята изо всех сил просили вежливо их перевести из положения демиургов в партер пишущих о… И я просто не пошел на клятвопреступление, да и обман ожиданий ожидающих (вот и меня дюрренматтнуло) не вошел в мои планы.
Итак… то, что я увидел, напомнило мне редкое явление – «Взрыв кита». Справка: «Взрыв кита — спонтанная либо искусственная детонация туши выбросившегося на берег кита». Самый известный случай – Тайвань, 2004. «Взрыв был первоначально таинственным в плане своей причины, так как он неожиданно произошёл в позвоночнике кита. Кит умер после того, как выбросился на берег на юго-западном побережье Тайваня, и потребовалось три больших крана и 50 человек, работавших более 13 часов, чтобы перенести выброшенного на берег кашалота на кузов грузовика. Тайваньские учёные желали доставить кита в научный центр, куда и направлялся грузовик с ним; улицы города были заполнены толпами зевак, пришедших посмотреть на необычное зрелище. Кит взорвался в кузове грузовика в тот момент, когда грузовик находился почти в самом центре города: огромное количество крови и внутренностей кита забрызгали здания, людей и автомобили на многие десятки метров вокруг. После этого уцелевшие останки кита (кости, некоторые органы), которые собирались в одно целое в течение года, были выставлены в одном из тайваньских музеев».
Как я успел ущучить из озвученной хронологии, ярославским литераторам понадобился тоже почти год, чтобы сапплицировать хаотично разбрызганные по их головам китовые внутренности и внешности в один эпитафический текстовый узел. И создать материальное надгробие, по отсутствию тела ставшее кенотафом.
Когда я услышал, что «Кит умер», в голову полезли «Да здравствует Кит!», «с ним была плутовка такова», «gloria mundi» и еще с десяток ассоциативных продолжений. То есть, меня зацепило…
Когда я увидел декорации и героев, меня дежавюировало. Лет 15 назад в «Арсе» такие же молодые мальчики и девочки показывали ярославский тонкий литературный журнал «Игра в классиков». Тоже – первый. И так же наивно ошибались – см. «Историю ярославской литературы» (не написана). Но если принять во внимание, кто тогда стоял на сцене – Наталья Ключарева, стихи и проза которой переведены на десяток языков мира, Денис Зуев, бросивший литературу резко, как Рембо, правда, успев потрясти российские литературные эстетствующие круги и Влад Багров, самый известный актер-убийца современной России (см. уголовную хронику), то меня еще и заинтриговало – какая судьба уготована этим тонколитераторам? Кстати, я тогда ничего не написал о представлении (творцы хитро засунули внутрь два моих текста и я купился).
И наконец, просмотрев все до конца, я составил мнение (ух, и долго же полз до первой половины сути). Взрыв Кита был искусственным, да и не Кита взрывали. Хотя и не хомячка. Ребята, несомненно, талантливы в перфомансе и сценарной работе. Но неумение ставить точку подвело – свободный микрофон, детский конкурс, седовласый господин, как инородный орган-дилетант-дирижер (я его уже видел недавно, он так же мельтешил и малосвязно говорил в микрофон на выставке женского портрета в Волковском) просто смазали образ. Получилась незавершенная переигранность. Но, привыкши видеть потенциал, я не сбился с настроек и довел свое присутствие до логического завершения – получения вещественного ньюсмейкера.
И теперь – вторая половина сути. Собственно то, что и нужно неторопливо освоить. Для авторов, конечно, не секрет, что киты являются единственными млекопитающими, помимо человека, которые умеют петь. Только их песни – подражательны. Они подражают шуму моря, крикам альбатросов и чаек, призывам вожака. То есть, культурному окружающему контексту. И «китовость» текстов полностью оправдалась. Три кита «журнала» (авторы сами прекрасно понимают, что это не журнал) – разнобой голосов, разноталантливость и полная литературность.
Про первое. Несомненно, хорошее, здоровое стремление не ограничиваться кругом текстов отцов/матерей-основателей/основательниц сыграло не очень хорошую шутку. При всем хорошем отношении к норвежской поэзии и коллеге Петра Мамонова Евгению Матвееву – его переводы из Ханса Бёрли просто из другого «журнала». А его позиционирование себя, как «Жеки из ЖЭКа» не вписывается даже в контекст шансонных пародий товарища Арбузова. Второй «гест-стар» Евгений Рогозкин – неровен сам по себе. Совершенно ученическое стихотворение «Свое оружие расчехляют музыканты» контрастирует с более крепким «Маяком». Цитирую «Оружие»: «словно растяжка на уровне коленей в звенящем напряжении колеблется смычок виолончели», «дека альта», «покачнется спусковой крючок», «густой и частой очередью пулемета раздался страстный монолог фагота», «кому-то бой, кому-то - погружение в культуру – здесь многим суждено пропасть» etc. Хочется подыграть по-окуджавовски «На фоне Пушкина – и птичка вылетает…». «Маяк» - честней, взрослей и крепче. И у него – есть будущее. Это «китовый» текст и прочитать его надо. Продолжая «кит-парад» стихотворных текстов, несомненно в лидеры вывожу «Откровение Иоанна Богослова». Плюсую «Мертвых матросов», Но, господа китобои и китогерлы, ТРИ стихотворных текста (кости) для воссоздания портрета «по Герасимову» - мало, очень мало. Остальные – это только копиисткие наброски (да простит меня Великий Моби!).
Теперь о прозе и драматургии – чеховский полустатический абсурд пьесы «Кит умер» сделан, и сделан очень видимо. «Явление первое», в котором «действие происходит», является не просто началом акта, но и его концом, и постоянно не покидает чувство, что «балкон вот-вот рухнет». В пьесе куча аллюзий, больше похожих на заимствование/списывание из разных направлений «тупикового театра» от Чехова через Пиранделли к Тардье. Не хватает многого, того «что не увидишь глазами». Мысль – на поверхности и до банальности проста, действие читаемо.
«Критико-мифические письма» - смесь пародий на зачатки культурологического детектива, переложенные лекциями по литведу. Но автор – несомненно прилежные и творческие студенты, да еще и подтрунивающие над своими преподами (пассаж про «Двадцать напыщенных индюков» в «Огненном погребении»). А вот «Omen fati» -просто великолепный культурологический опус, достойный перечитывания. Второе мое «браво» авторам.
Интересны рассказы, навеянные прекрасными образцами творений западных фэнтезийных нарраторов и пра-логических былинников. Но здесь все впечатление нивелирует неумелое владение языком и непонимание, что делать с сюжетом и героями. Стоило бы перечитать Борхеса, Павича, Петровича или Дубравку Угрешич.
Итог: «Кит умер» состоялся, и это серьезная заявка на появление «молодой шпаны» на литературных задворках Ярославля. И если мое профетическое дежавю в начале говорения хоть немного воплотится – значит, кит взорвался не напрасно.
P.S.
А на закуску – одна частушка от Кита:
Неуспешные мужчины,
Беспринципные лжецы –
Прошептала вдруг Ирина,
Поливая огурцы
Вот так-то…





@темы: лытдыбр, карточки, тлж «Кит Умер»

URL
Комментарии
2016-03-10 в 13:34 

Лоторо
Марс в фуражке
Блин, вы крутые.

2016-03-10 в 20:31 

rockatansky
я б хотел помыться и заснуть
Лоторо, мы лучше всех и уже делаем второй номер.

URL
2016-03-10 в 20:31 

Лоторо
Марс в фуражке
Ыыыыыы

   

like, inspiration and what Bog sends

главная