rockatansky
я б хотел помыться и заснуть
Когда я была маленькая, каждую субботу мы ходили с папой в музей природы. Буквально, как на работу, в субботу папа брал меня за руку и вёл в музей.
Музей был пыльным, пустым и советским, с графиками, таблицами, большими и маленькими диорамами, маринованными в формалине лягушками, подсвеченными картами рек и столбиками почв, рыбами под стеклом и птицами под самым потолком.
У диорам был наивный гуашевый задник, но делал их большой художник: небо, воздух и ощущение простора было практически в каждой.
Там была тропка во ржи, с васильками и куропатками, идущая далекооо к горизонту. И озеро Неро, начинавшееся на уровне глаз: как будто ты лежишь в прибрежной тине, а над тобой камыши и голубой купол с птицами.
Они были замечательными, потому что передавали даже запах. Рраз — мокрые камыши, рраз — весна и пахнет талой водой и птичьими какашками, рраз — рожь, васильки и пыль на тропинке горячая-горячая.

Это я так пытаюсь оправдаться: в моём возрасте уже принято обладать прогрессивными взглядами и громко причитать над чучелами маленьких зверушек. А я люблю чучела маленьких зверушек, люблю куропаток во ржи и сома под стеклом, орла на шкафу и маринованную лягушку, и даже зайчиков и белочек люблю. Люблю графики рек, таблицы почв и что там ещё, присыпанное пылью.

Так вот, на Кузнечной площади, угол Кузнечного и Марата, в музее Арктики и Антарктики помимо маузера Папанина есть потрясающие арктические летающие пингвины (а кто скажет мне, что это полярные крачки, будет с позором отсюда выставлен).

Давайте я что ли на волне тоски по Питеру вам их покажу.



@темы: лытдыбр