Записи с темой: Стихи (список заголовков)
14:36 

ПРОСЫПАЯСЬ В СТАРОСТИ В ТУМАННОЕ УТРО ПЕРВОГО ДНЯ СЕНТЯБРЯ

летает дрозд, как сросшиеся брови
жалкая подделка под бродского

проснёшься вдруг — и всё тебе не впрок;
весь мир прозрачный, призрачный, непрочный,
как будто ты не выучил урок —
но час был беспечальный, неурочный;
как будто память к старости, шутя,
неверная, задумывает шалость.
она: не долготерпит, как дитя;
не любит; не испытывает жалость —
***
сам сон забылся; но его шаги
ещё звучат. Зелёная ограда
шестой гимназии видна издалека.
господь суров и носит сапоги,
как школьный комендант; изгнать из сада
за воровство — в другие берега.
под окнами — витая баллюстрада.
страдание — осенняя страда.
***
был изгнан из гимназии. за то, что
не выучил урока? нет. не там поставил точку?
нет, не то. за воровство лиловых поздних яблок
из сада коменданта? может быть.
из глубины безжалостного сна
ты повторяешь, стискивая зубы:
не лгал учителям; не предавал
товарищей; не обижал; не крал;
на службе в церкви громко не смеялся.
зачем — всю жизнь — один и тот же сон
меня терзал, но только лишь сегодня,
туманным утром, первым сентября
я был прощён и возвращён обратно,
и комендант гимназии во сне
протягивал мне белый аттестат
как жёлтый аусвайс — годами позже?
он был во сне — пожалуй, не господь;
возможно, Пётр; а может быть, из прочих
мелкопоместных ангельских чинов;
а может быть, и вовсе разночинец.
***
я просыпаюсь с мыслью: прощены.
гляжу в окно и знаю: до весны
и я восстановлюсь в господней школе.
и мысль, ничем не сдержанная боле,
несёт меня в нездешние края,
покуда парк окутан белым газом —
крылом моравской птицы, чёрным глазом
мне подмигнувшей: голубь — это я.
запись создана: 22.07.2018 в 20:52

@темы: черновик, стихи, Мышь

08:44 

ПАСХА

летает дрозд, как сросшиеся брови
долго ли спьяну стыть на ветру долго ли жить дураками
в руках ли красное яичко катать молиться о неблагом
выходил иван поздний сын поутру вытирал глаза кулаками
уходил по пояс в сырой траве глинозём месить сапогом
да
долго ли, говорит, недолго ли шёл когда повернул обратно
ничего не помню было темно горел светлячок в горсти
но ни видал ни зги кроме этой степи травы её сыромятной
и тишины — тишина была больше, чем можно перенести
но в ней,
в тишине, каждый шаг гремел, цикад цимбальная свора
звенела свой циркадный набат незыблемый как стена
но голубая трава поднималась вверх из глины, песка и сора
и диск степи был горбат как кит выныривающий со дна
так
кажется вечность не перемочь и ночь уже не растает
и сколько железных сапог стоптал но отчего-то жива
слепая вера в то, что когда-нибудь солнце всё-таки встанет
докатится красным яичком да попадёт в небесные жернова
и
сколько ты, говорит, ни живи дураком белой ни жди голубки
сколько ни пяль глаза в небеса ожидая благую весть
а где-то лежит в голубой траве осколок красной скорлупки
который помимо всего другого значит, что пасха есть
и будь ты испуган или потерян лежишь ничего не видишь
песок под веками руки прячешь в сиротские рукава
и каждому выверен свой предел и ты за него не выйдешь, —

но вдруг встаёшь открываешь дверь выходишь
а там трава.
запись создана: 13.07.2018 в 07:43

@темы: черновик, стихи

12:13 

смерть где-то рядом, но нигде конкретно

летает дрозд, как сросшиеся брови
сто тысяч рыбок в каждом городке
из рода стеклодувов,
в герметичном
венецианском пригороде.
сон
здесь никогда не ходит налегке,
на всякий случай облечён в тяжёлый мрамор,
в розовую воду,
просеянную пузырьковым способом,
и в бронзовый корсет
решётки набережной, длинной, леденцовой,
шнурованной и вдоль и поперёк
швартовыми канатами, — да так, что
дышать
нетяжело,
идти легко,
смерть где-то рядом, но нигде конкретно,

и вот теперь ещё одна напасть —
сто тысяч рыбок,
высаженных в окна —
и только Уго ходит их считать.
сначала он считает их по пальцам,
и у него истаивают пальцы
сначала ногти, а потом фаланги
сначала руки, а потом и ступни
и всё пустяк, но рыбок слишком много
потом он их по памяти считает,
и у него истаивает память:
сначала запах материнской пудры
потом румянец девочки-соседки
потом её сведённые коленки —
а что же Уго? —
Уго тихо плачет
по памяти, по пудре и коленкам,
но рыбки, рыбки, как ожог сетчатки,
тот тут, то там мелькают в стороне,
всплывают где-то на периферии
зрения, всплывают от корней
подземных водорослей,
тычутся в ладони,
звенят как нерастраченный стеклярус,
как чаячий призыв — ко мне, ко мне —
чванливый окрик рыночного бонзы —
и он кричит,
беззвучно, как во сне —

но кто его услышит
кроме бронзы
запись создана: 19.06.2018 в 16:20

@темы: стихи

17:08 

песенка

летает дрозд, как сросшиеся брови
что ты видишь под собою, брат мой монгольфье
шпили башен лик их страшен белый гребень над рекою
чёрный колокол на башне красный колокол на башне
синий колокол на башне бьют акафист панегирик

что ты видишь над собою, брат мой монгольфье
над тобой летают птицы над тобой темна вода во облацех а над водою
краснокрылый серафим и синекрылый херувим и
чёрный ангел падший ангел а над ними сам господь
бескрылый сам господь как ты бескрылый
на своём воздушном шаре в безвоздушной черноте

что ты видишь пред собою, брат мой монгольфье
только небо только ветер только радость нет не радость
одиночество и дни и ночи больше ничего на свете
больше нету ни на свете ни в кромешной темноте
запись создана: 20.12.2017 в 16:43

@темы: черновик, стихи

06:45 

***

летает дрозд, как сросшиеся брови
совсем забыл — и вдруг свело живот,
и вдруг сегодня вспомнил как живого
(а был ли мальчик?)
(не было)
но вот
из запаха, сырого, дождевого —
вот сумерек лиловая стена,
а вот в кармане вымокшие спички —
кто сиживал у углей дотемна,
а засветло чурался переклички
и чья худая длинная спина
сутулилась у стенки по привычке, —
вдруг вспомнил, что три вечера подряд
и я с тобою сиживал у углей, —
оброк, напоминающий обряд.
и пять отрядов, выстроенных в ряд,
и солнечный метательный снаряд,
такой же, только выше и округлей,
из птичьих гнёзд вставая поутру,
шипел, спускаясь в воду ввечеру
за дальний дол, за перекат полей,
и таволга так кипенно кипела,
и всхлипывала иволга, и пела
кукушка за зелёной пятернёю
клонящихся к рассвету тополей
заутреннюю зорьку — встань, мол, встань, —
и это чувство, налитое всклянь,
чужое, незнакомое, щенячье —
тебя любил три вечера подряд,
не зная, как назвать это иначе:
три вечера мучительно, щемяще
(как лист осенний) падало на грудь,
а там и рассосалось как-нибудь,
но память (память?) память не твердеет,
а только индевеет. перед сном,
лежащий на постели в одиночку,
дохнёшь, протрёшь ладонью — заблестит,
как новая. как звонкая латунь
над белым, белым гипсовым горнистом,
и сразу помнишь, кто дудел в рожок
и даже кто в конце концов разжёг
(как будто я, опальный?) тот прощальный,
из целых сосен сложенный костёр —
смоляный сруб как избяную стену —
и вообще — и кто в конце концов…

так пионеры закрывают смену
(так викинги хоронят мертвецов)
запись создана: 18.06.2018 в 17:04

@темы: стихи, Мышь

10:06 

ноябрь. ночной пейзаж (виньетка)

летает дрозд, как сросшиеся брови
всё выше и всё округлей,
разглядывает луна
обугленное до углей,
сгоревшее дочерна.

как будто истлевший остов:
сады, города, дома,
всё стало нелепый жостов,
безумная хохлома.

закатное небо вяжет,
как розовая хурма,
а утром на это ляжет
снег, — и придёт зима.

@темы: лытдыбр, стихи

13:22 

РЫБАЛКА В ЧЕРТЕ ГОРОДА (диссоциированный стих)

летает дрозд, как сросшиеся брови
Деньги решают, насколько вам будет тепло.
Мрамор ступенек блестит как сырое стекло;
жереха ловят на мушку.
Третья неделя как осень и хочется спать.
Пёс на причале проснулся и тычет опять
носом в пустую кормушку.
Утренний свет еле брезжит, дрожит как свечной,
пахнет водой (но морской, а должно бы речной),
старый погрузчик грохочет.
Осенью неподобающе жить в тишине.

Снулая рыба плывёт на большой глубине;
дух обитает где хочет.

@темы: лытдыбр, стихи

11:02 

lock Доступ к записи ограничен

летает дрозд, как сросшиеся брови
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:05 

пошлятина, но для технических нужд (сонет наизнанку)

летает дрозд, как сросшиеся брови
любовь есть гнус, смятенье и мошка.
любовь есть культ карманного божка,
она есть суета и суматоха.
любовь есть ключ к переключенью дней;
томительно и плохо плавать в ней,
но вне её — томительно и плохо.
непарный зверь, двузубая пята
луны, еда на одного, и та на вынос —
признаю, что любовь есть испыта
ние, и я, и я его не вынес.

любовь есть трубы, в кои мы трубим;
а я всё думал, что любовь что дышло —
я не любил, но жаждал быть любим;
я был любим, но ничего не вышло.

@темы: мышь, стихи

11:22 

летает дрозд, как сросшиеся брови
ни греческой любови ни московской
ни радуги изогнутой подковкой
ни тишины особенной неловкой
ни детских поцелуев в уголке
но стоило набраться человеку
как следует набраться человеку
затеять драку
повинуясь стуку
макнуться в реку
вымыться в реке
чтоб вспомнить всё
чтоб греку реку руку
ракию раку
ранку на руке

upd:

ни западной любови ни восточной
ни нарочной любови ни нарочной
ни в Риме ни в Измире ни в орде
на полпинка не верить этим сказкам
но искупаться в озере тракайском,
но выкупаться в озере тракайском
и искупиться в озере тракайском:
закрыть глаза
и плавать по воде
запись создана: 09.06.2017 в 14:17

@темы: стихи, мышь

13:49 

летает дрозд, как сросшиеся брови
язык; тяжёлый; розовый; во рту;
обложенный; чужой и непривычный;
рождающий слова и суету;
мой говорливый; мой косноязычный;
предмет языкознанья; голос; речь;
предмет, застрявший в горле; инородный
предмет; ни отказаться, ни сберечь;
немой; академический; народный;
язык, произносящий бог с тобой;
слепой; метафорический; буквальный;
раздвоенный под заячьей губой;
мой враг; мой колокольный; мой опальный;

а вдоль дороги мёртвые стоят
и вавилонский сплёвывают яд.
запись создана: 09.06.2017 в 17:11

@темы: стихи, мышь

13:48 

летает дрозд, как сросшиеся брови
мы уникорны, мы тонконоги и тонкорунны,
на нас охотятся злые гунны
за то что мы живём под прозрачным небом,
за то что мёд поэзии мы под нёбом
несём несём и не донеся глотаем

наш остров необитаем

мы моноцеросы трицератопсы и носороги
мы недальновидные недотроги
мы такое беспечное племя господни пчёлки
но наши рога идут на их костяные чётки
наш покров из-под ангельских пальцев вышед

птицами вышит

нас называют вещими — да, мы рыщем
в белой золе за пожарищем-пепелищем
если в чистом поле сожгли деревню
знаем заране какие там прорастут деревья
мы знаем всё что было и будет далее — но откуда
нам знать, что исаак родил авраама а тот иуду

или ещё кого-то
запись создана: 14.06.2017 в 14:49

@темы: стихи, мышь

21:32 

соль

летает дрозд, как сросшиеся брови
Не могу пока переделать. Пусть полежит.

Темнело. Приближался ссудный день;
трамваи скрежетали как зубила;
блудница ехала; земля втянула тень,
и всё что нужно трижды вострубило.

На перекрёстках сделалось темно:
едва-едва дотянешь до получки.
Вернуть до капли всё, что ссуждено,
и попроситься к господу на ручки —

возьмёт? — столетье, взятое взаймы,
а всё на ту же музыку ложится —
но в ссудный день, как в первый день зимы,
мне не у кого солью одолжиться.
запись создана: 21.06.2017 в 11:28

@темы: стихи, мышь

16:49 

lock Доступ к записи ограничен

летает дрозд, как сросшиеся брови
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:06 

Химеры

летает дрозд, как сросшиеся брови
их было много — с иными я был знаком:
один был дурак из мрамора, сросшийся с потолком:
собой любуется, прочих и знать не хочет;
деревянная кукла, что вечно плачет или хохочет;
голем из глины, что сам молчит, но движим словом под языком;
а я из меди,
и у меня в голове грохочет.

а я из меди, и у меня по горлышку шов;
медь — материал послушный и в принципе недешёв,
но не в этом дело —
я не просил у господа золота или ещё какого добра,
но хотя бы — бронза с малой толикой серебра,
эта бы пела.

о бедная, медная моя голова —
как толпятся мысли в ней и слова,
вещные тайны смятенного естества
разрешены мне,

сколько в ней, господи, столько мне не вместить,
да, я твой гонг, господи, но прекрати в меня колотить,
дай тишины мне

@темы: стихи

23:42 

lock Доступ к записи ограничен

летает дрозд, как сросшиеся брови
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:28 

летает дрозд, как сросшиеся брови
По шершавому песку
я тащу гулять треску,
показать её ромашкам,
полю, берегу, леску,

а потом меня треска
тащит в речку за бока,
показать меня ракушкам,
крупным рыбкам и малькам!

@темы: лытдыбр, стихи

15:11 

lock Доступ к записи ограничен

летает дрозд, как сросшиеся брови
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
11:50 

черновик; переписать

летает дрозд, как сросшиеся брови
Возвращение в город Энск, Эмск, Эрск,
уже не столько уездный,
сколько уменьшившийся в разы.
Новый масштаб внушает всесильность.
Сам себе кажешься гулливером;
говоришь крэкс пэкс фэкс,
выдыхаешь воздух, озоновый от грозы.
По пузу громадины хлопает камера,
ресницы вздрагивают, когда диафрагма задорно щёлкает у виска;
к сердцу прижат обратный билет, маркированный буквами эм, эс, ка.
Сердце тоскует; впрочем, душа ликует.
Неизменный низменный нарратив.
Над старой оградой новенький крест бликует,
на тёмную воду рыжее солнце закоротив.
С утра над водой гуляет хмельной туманчик;
выходя из гостиницы налегке,
периодически проверяешь — а жив ли мальчик,
протащенный контрабандой,
из советского прошлого,
в нагрудном кармане,
в тополиной ватке,
в спичешном коробке.

Возвращение в Омск, Бийск, Ейск не проходит бесследно, когда ты уже немолод
и тебе известно, что память и дыхание, например,
неразлучны, как серп и молот
в городе полумер.
Избегающий детской памяти ничего не теряет; не помнящий, что в начале
было не слово — ничего не теряет. На том стоим.
На углу, приседая на корточки, фотокамерой в такт качая,
выпускаешь мальчика и шепчешь — беги к своим.

Говоришь: вы бегите, мальчики, вниз по улице, где берега, гаражи, заимки,
тополиные липки в солнечных лужицах как в меду,
вы бегите, бегите, мальчики, но дайте мне сделать снимки,
я сфотографирую и уйду.
Вы бегите, мальчики, вниз по улице Герцена, куда течёт золотая камедь,
к золотой реке, чьи берега таинственны и тихи
я дойду туда если мне изменяет память
о неверная память я променял тебя на камеру и стихи
пусть июньское солнце пройдётся по вашим белым ресницам щёткой
пусть оно высушит вас как вяленую треску

вы бегите, покуда я объективом щёлкаю,
вы бегите бегите мальчики по песку

@темы: стихи, лытдыбр

11:07 

летает дрозд, как сросшиеся брови
здравствуй, о человек с ледяными руками,
нажимающий на клапаны в произвольном порядке,
целующий флейту в метро площади Восстания,
раб рампы и того, кто владеет рампой,
раб своих красных пальцев и своей серебряной флейты,
делай что хочешь, но не дай ей выпасть из рук
дуй на пальцы, но не дай ей выпасть из рук
пусть поётся музыка пока музыка может петься
держи свою флейту на искусственной вентиляции,
два долгих выдоха тридцать нажатий пальцами,
раздувай её жестяные лёгкие,
жми на клапаны,
ибо зритель стоит у каждого за спиной,
ибо смерть стоит у каждого за спиной,
но человек играющий есть бессмертен

@темы: стихи, лытдыбр

like, inspiration and what Bog sends

главная