Записи с темой: я читаю (список заголовков)
10:27 

я б хотел помыться и заснуть
Пару дней назад написала стыдный, но приблизительно честный пост о поэтической ревности и зависти (обе — мои) в масштабах местного (в смысле — ярославского) лукошка с котятами.
Это единственный пост в дневничке, собравший целых тридцать четыре комментария — из которых, в целом, можно понять, что:
а) у меня здесь удивительно хорошая (и по большей части, пишущая и пишущая хорошо) публика
и
б) даже у этой славной публики тема литературного лукошка с котятами удивительно наболела. Как будто кто по ней топтался.

Про Нобеля у меня всё.

@темы: я читаю

21:02 

я б хотел помыться и заснуть
Что же это за жизнь, когда в разговоре друг говорит тебе об истине и любви, а ты отмахиваешься устало, и вообще в любом разговоре о любви и истине видишь фальшивку, — потому что — не говорят о таком вслух. Об истине, надо же. И о любви.
А потом сидишь как в воду опущенный (потому что, ну, сам дурак, и потому что произнесённая банальность может оказаться банальностью, а может — чувственным опытом, который по-другому не выразить, и надо уже как-то научиться отличать одно от другого).

Кто-то говорит, что многая знания — многая печали, и худшее проклятие начитанного человека — неспособность воспринимать истины, сформулированные просто и внятно. Нечувствительность к чужому живому, не книжному восприятию.
Фу.

@темы: я читаю, лытдыбр

12:49 

я б хотел помыться и заснуть
Слон! Слон! Слон! Слон!

@темы: я читаю

09:54 

я б хотел помыться и заснуть
рот набит обгоревшими бабочками, похмелье, такое ощущение, словно всю ночь проходил на глазных яблоках

@темы: лытдыбр, я читаю

10:58 

я б хотел помыться и заснуть
Дочитала "Море, Море" Айрис Мёрдок; в жизни не читала более странной книжки. В чём странность, в двух словах не сформулируешь, здесь надо много махать руками, но можно попытаться.
Бррр. Странное ощущение.
А до этого была "Тайная история" Донны Тартт — история о детской безнаказанности. Вот хотела соврать, что мне она не понравилась, но не буду. Много думала о защитных механизмах сознания, в основном, собственного, надумала про себя гадостей, теперь хожу, сама на себя обиженная.
А сейчас читаю Айн Рэнд. Это история, в первую очередь, о том, что нельзя верить книжным рецензиям на слово: мне обещали, что будет скучно, а на практике книга меня захватила полностью. Но это я: можно помахать у меня перед носом паровозами, и я вся ваша.

PS: посмотрела кадры из экранизации, там ни одного паровоза, как так. У меня-то в голове всё это снято бай Ридли Скотт эпохи блейдраннера.

@темы: я читаю, лытдыбр

20:21 

Я просто положу это здесь и отойду

я б хотел помыться и заснуть
00:32 

Не постесняюсь вытащить книжку из библиотеки Тлёна, чтобы не забыть.

я б хотел помыться и заснуть
25.06.2015 в 15:38
Пишет rockatansky:

Карта вен
Маленькая книжица, красный коленкоровый переплёт, золотое тиснение, гласящее: "Карта вен. Том I".

"Карта ..." рассказывает о бессмертной женщине по имени Ревекка и её смертном возлюбленном, который проходит длинную череду реинкарнаций и потому не имеет постоянного имени, каждый раз оказываясь другим человеком. Тем не менее, способность узнавать её остаётся в нём в каждой инкарнации — и это, кроме даты и места его рождения, высчитанных по гороскопу, остаётся единственной надёжной для неё приметой.
Первые несколько глав описывают любовь Ревекки к немецкому солдату, убитому в первой мировой, и ещё к американскому фермеру, прожившему долгую и по-своему счастливую жизнь и умершему у неё на руках, и, наконец, к мальчику из племени туарегов, видящему свою жизнь в служении ей и погибшему от укуса змеи незадолго до своего совершеннолетия.
Вся остальная история разворачивается в Америке конца пятидесятых и описывает очередную итерацию бесконечной Ревеккиной любви. Объект её в этот раз носит имя Эрик и является битником, поэтом, путешественником и бездельником, из тех, кто чувствует эпоху как рыба — воду.
Бессмертная, бесстрастная, не имеющая возраста, она обнаруживает себя засыпающей в недорогих гостиницах, играющей на саксофоне, декламирующей стихи Гинзбурга, декламирующей все бесконечные стихи, которые знает, пишущей книги на салфетках в дешёвых барах, путешествующей на товарняках и бесконечно счастливой, словно обрела не только потерянного возлюбленного, но ещё и друга, такого друга, которого не хотела бы потерять никогда, даже чтобы обрести в другом смертном мужчине.

Пока однажды ночью во время одного из бесконечных разговоров обо всём на свете она не понимает вдруг, что он не тот, кого она должна была отыскать. Что она пала жертвой его манеры знакомиться с женщинами — дорогая, мне кажется, я знал тебя всю жизнь, — а потом пала жертвой его самого.
Утром она проверяет себя гороскопами, всеми звёздными картами, которые знает, но они только подтверждают её догадку.

Спустя несколько часов он находит её мёртвой, не выдержавшей собственного невольного предательства.

Кажется, что эта книга — всего лишь притча о бессмысленности и беспощадности женской любви, полной никому не нужного самопожертвования. Вероятно, именно притчей-то она и является. Но читать её следует ради образа Ревекки, который хорош безумно.
Незадолго до финала Эрик и Ревекка говорят о жизни и смерти, и о вопросах, стоящих жизни и смерти, и о контролируемой глупости, — так вот, внимательному читателю выбор Ревекки наверняка покажется не мелодраматичным поступком отчаяния, но контролируемой глупостью, осознанным жестом, эгоистично завершающим бесконечную жизнь на самой высокой, самой пронзительной её ноте.
Ревекка доиграла партию, Ревекка может уходить.

Ходят слухи, что второй том рассказывает об обратной ситуации и показывает тем самым вечную любовь мужскую, но в библиотеке Тлёна его нет. А кто донесёт, тому мы будем очень рады.

URL записи

@темы: я читаю, тексты

00:02 

я б хотел помыться и заснуть
Вейлар офигенный. Пустыня офигенная. Я офигенная, что уж там.

12.06.2015 в 22:59
Пишет Veylar:

URL записи

@темы: я читаю

15:20 

невыносимая лёгкость бытия

я б хотел помыться и заснуть
Мне вот некоторым людям тяжело объяснить, как так — у меня один самый любимый русскоязычный поэт Бродский, а второй самый любимый русскоязычный — Летов.
А третий — Анатолий Гелескул, который вообще не поэт, а переводчик: человек-портал, ворота в языки, которые я не знаю.
И если на подколки насчёт Бродского я не обижаюсь, то когда мне говорят, что Летов не поэт (но ведь ходит дурачок по миру, но ведь да будет облако, да будет яблоко) — расстраиваюсь ужасно.
А Гелескула просто никто не знает.
А те, кто знает, считает, что знаток поэзии не должен любить Бродского и Летова, а должен любить, скажем, Болеслава Лесмьяна или того же Милоша.
Как так жить.
Да тьфу.

Вот ещё — в субботу с утра просыпаюсь в Ярославле, проверяю почту, а там: "Забирайте уже вашего Мартина в книжном магазине Додо!". То есть, они отпечатали тираж и уже развезли по книжным. И я хочу уже эту книжку ужасно, я хочу рассмотреть все картинки до одной и ещё раз перечитать её, в конце концов. Но что мешало ей приехать в магазин в пятницу, пока я ещё была в Москве?
А теперь когда я ещё соберусь в столицу.

@темы: я читаю, лытдыбр

10:11 

я б хотел помыться и заснуть
Вдруг вспомнила про любимый архетипичный сюжет, который когда-то в детстве (где? когда? неужели у Гумилёва?) прочно застрял в подсознании и до сих пор вызывает странное волнение. Это сюжет про девушку, похищенную Змеем.
Притом важно, чтобы именно Змеем, Змием, а не драконом, предположим; хотя, конечно, то огромное, чешуйчатое и с когтями, что подразумевается под Змеем, суть дракон. Может быть, это потому, что драконы в европейском мифологическом пространстве давно стали простыми и понятными, как лошади. А вот Змей...
Змей должен возникать из ниоткуда и уходить в никуда.
Он не должен быть ни злым, ни добрым, но чуждым и принадлежащим другому миру.
Я очень люблю Бажова. Всё это тёмное, непонятное, неизведанное, сказки про Великого Полоза, весь этот древний и чужой подземный мир.
(тут отступление: какая история про эльфов есть у Даны Сидерос — вот это оно, пусть и без девицы).

Наконец, и сама девица не должна быть классической damsel in distress и покорно вышивать в тёмной башне крестиком. Она должна быть гордячкой, она должна бороться до последнего, а если надо — и умирать (умирают в пути, и тела я бросаю в открытое море). А вот пытается её кто при этом спасти или не пытается — дело десятое.

По моей личной классификации сюжетов, это сказочка про инициацию.
Всё детство хотела рассказать эту историю ещё раз. И вот, кажется, время пришло.

@темы: я читаю, лытдыбр

20:07 

я не смею больше молиться, я забыл слова литаний

я б хотел помыться и заснуть
но эта не устаревает


I must not fear.
Fear is the mind-killer.
Fear is the little-death that brings total obliteration.
I will face my fear.
I will permit it to pass over me and through me.
And when it has gone past I will turn the inner eye to see its path.
Where the fear has gone there will be nothing.
Only I will remain.

@темы: я читаю, лытдыбр

14:48 

Камрады!

я б хотел помыться и заснуть
А вот теперь мне очень нужна ваша помощь.
Преамбула такова. Иногда, когда я в состоянии встать в восемь утра в воскресенье, я иду на охоту.
Наш блошиный рынок это развлечение для людей небрезгливых и толерантных к девяностым.
Не Портобелло. Мда.
Однако, хороший охотник легко найдёт там такие необходимые в быту вещи, как: прелестные фарфоровые статуэтки, стекло для керосинок, чудной формы латунные ложечки, почти целый баян, лабораторную посуду, аптечные пузырьки, стеклянные штофы с притёртой крышечкой, блюдечки с голубой каёмочкой etc. Особняком — пластинки и книги. Если продраться через тонны литературы жанра "Самоучитель игры на баяне. Часть первая. Песни про Ленина", через тонны пластинок "Мелодия", в общем, можно найти.

Вот я нашёл томик Гауффа. Старинный. На немецком. А я очень, очень люблю Гауффа.

Но на этом месте начинается загвоздка. Дело в том, что я ни разу не букинист и, как не-букинист, могу сказать, что книжка, во-первых, синяя, во-вторых, размером in-octavo или даже меньше (примерно 120x180мм, это даже меньше коронного octavo), в-третьих, напечатанная офигительной фрактурой.
Это том второй, внутри — «Последний Мариенбургский рыцарь», «Портрет императора» и «Певица».
Год выпуска нигде не написан.
Но беда-то не в этом. Беда в том, что лежала бедная книжка под дождём и снегом, на грязной клеёнке, и оттого вся её задняя обложка (а вся остальная книга в довольно пристойном состоянии) размокла, расклеилась, тиснение слезло, форзац отклеился, краска размылась и у меня сердце обливается кровищей.

В общем, книготорговца я убил, а книгу, влажную, нежную и трепетную, притащил домой, выкроил под неё два куска картона и скрепил канцелярскими зажимами. Теперь она сохнет (хотя её уже повело, конечно), а я страдаю, что не успел сколотить настоящий книжный пресс.
Внимание, вопрос к знатокам. Что мне делать дальше?
Отдать профессиональному реставратору?
Изучить литературу по реставрации и заняться самостоятельно (тут надо сначала сказать, что я уже вполне себе нормальный переплётчик и рука у меня твёрдая, но реставрация это всё-таки целая наука)?
Просушить под прессом и оставить как есть?



больше прекрасного

@темы: я читаю, руками, лытдыбр

12:28 

А я практически плачу.

я б хотел помыться и заснуть
Дождалась. Додо наконец издаёт "Мартин не плачет"!
planeta.ru/campaigns/martin



Господи господи господи, купи мне слона.
ЗЫ: спасибо, господи, на слона подписалась. Теперь, боженька, купи мне Гилмора.

@темы: я читаю, лытдыбр

22:34 

***

я б хотел помыться и заснуть
Всё-таки я не люблю Макса Фрая. Всё-таки не люблю.
Во-первых, из-за снобизма Мартынчик. Во-вторых и в-главных, из-за (при всей отличной кастанедовской философии) потрясающей пассивности самого бедняги Макса.
Я тоже из тех людей, с которыми жизнь предпочитает случаться сама, не оставляя пространства для маневров. Но рано или поздно человек всё-таки должен попытаться встать на ноги, такова, мать его, его природа. Человеческая.

А вот и хохма. Только недавно в каком-то онлайн-книжном увидела, что, оказывается, существуют два издания Гнёзд Химер. Хроники Овётганны и Хроники Хугайды. Отличаются они парой строк, причём не сюжетообразующих. Но от смены этих строк должно измениться восприятие книжки, контекст читателя.
Долго думала, что мне это напоминает — и вот только сейчас поняла: это же калька с Мужской и Женской книги Хазарского словаря.
И точно, Павич у Марты один из любимых писателей.

@темы: я читаю

21:35 

томление духа

я б хотел помыться и заснуть
Всплыла сегодня цитата, долго вспоминала, откуда же. Вспомнила. Мой пророк это Либер Полли из мира Полудня. Такая же беспокойная душа. Ну за что мне такое? Почему я, честный работящий человек, должен чувствовать себя тунеядцем?
И чего-то мне всё не хватает, а.

про томление духа

и про любовь с литературой

@темы: я читаю, лытдыбр

14:00 

Что тут скажешь

я б хотел помыться и заснуть
Вынесу одну мысль из комментариев:
Все мы владеем разговорной речью, — пока разговариваем.
Но на письме хорошая разговорная речь встречается куда реже, чем хорошая литературная. Владеть хорошей разговорной речью на письме — редкий дар и большая удача.

Это к обсуждению вот этого стихотворения и его перевода с английского А. Нестеровым:



This is Just to Say

by William Carlos Williams

I have eaten
the plums
that were in
the icebox

and which
you were probably
saving
for breakfast
Forgive me
they were delicious
so sweet
and so cold

Что тут скажешь

Уильямс Карлос Уильямс

Я их съел
сливы
что в
холодильнике

которые ты
зажала
на
завтрак

Прости
было вкусно
правда сладкие и
холодные

@темы: я читаю, лытдыбр

21:42 

пусть я Ему тоже понравлюсь

я б хотел помыться и заснуть
28.11.2014 в 21:24
Пишет Тедди-Ло:

Главный герой и главная героиня
Обречены на любовь, как ружьё со стены на выстрел
От первого взгляда и до последнего гроба
Который обычно случается раньше, чем у героев неглавных
И достаётся им как награда за муки и казни.
Так к ним приходит обида на Бога

И у неглавных героев может роман случиться
У хорошего автора каждый пристроен к делу
Только вот не тому, что у главных, немного
Что порождает жалость к себе и зависть,
Из-за того, что у них-то не так, не ух, не ах, не так-то любили, не так-то страдали
Зависть и жалость к себе и? Верно: обида на Бога.

Автор не держит зла ни на чертей, ни на Бога,
Хотя от него постоянно уходят чужие жёны
Вместо того, чтобы рыдать и молиться
Он щурит глаза просчитывая концовку,
Он нюхает порошок и нависает над новой страницей
И Бог им чрезвычайно доволен.

URL записи

@темы: я читаю

12:59 

я б хотел помыться и заснуть
Зато "Сумерки" просто удивительно хорошая (не ожидала) книжка. Всё к месту, и при этом всё прозрачно, и не отпускает до конца.
Глуховский рулит.


UPD: Ребята, что такого почитать доброго, про хороших людей и с хорошим концом?

Переслушала за ручной работой все аудиокнижки, какие были, из Пратчеттовской "Стражи" и Пратчеттовских "Ведьм", теперь непонятно, за что ещё хвататься. Хочется ещё прочитать про сверхчеловеков, а навскидку и не вспомню больше ни одного. А, ещё Горбовский есть из мира Полудня, но и только.

запись создана: 12.10.2014 в 22:09

@темы: я читаю

20:02 

совсем непростая история

я б хотел помыться и заснуть
А Дину Мартин любил. Нет, не просто любил, - первоклассница Дина была любовью всей его жизни. А Мартин был ее рыцарем и боевым слоном. Когда Мартин впервые увидел Дину, любовь немедленно поразила его сердце. На следующий день он торжественно прошествовал через весь город, неся в хоботе цветы, а на спине – две банки селедки, и сделал Дине предложение стать его женой навеки. Но Дина отказалась. С тех пор они с Мартином очень, очень дружили, но это, конечно, была совсем непростая история.

Линор Горалик

@темы: я читаю

14:59 

***

я б хотел помыться и заснуть
Оказывается, я могу прочитать стихотворение и плакать потом неделю какими-то очистительными слезами. Такова сила поэзии, бро. Линор Горалик показала мне силу поэзии.
Как хорошо, что стихотворение не про любовь и даже рядом не стояло. То есть, конечно, оно про любовь. Потому что всё вообще есть любовь. Но не про ту.
И это радует.

@темы: я читаю

like, inspiration and what Bog sends

главная