Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Стихи (список заголовков)
08:15 

Сказка

я б хотел помыться и заснуть
Лето врывается в парк, никого там не находя,
Только дорожки чернеют после дождя.
Ни голосов, ни потерянной босоножки,
Ни лошади, ни гвоздя.

Остов чёртова колеса прорастает вверх,
Словно огромный глаз, не смыкая век,
Смаргивая неожиданный майский снег.

Мать-лягушка ждёт, пока всё растает.
Парк зарастает.

Зарастают дорожки вдаль, становясь травой,
Гулкие звуки рвутся по долевой,
Ночью поёт соловей, а в сумерках — козодой,
Пахнет тиной, болотным лишайником и водой,
Черникой и резедой.

Парк воскресает, пока ещё бездыхан,
Запах леса овладел им как богдыхан,
Порезы от детских ножиков зарастают юной корой.

Мать-лягушка ждёт,
пока вылупится король.

@темы: стихи

15:13 

Абадонна

я б хотел помыться и заснуть
Они приезжают по трое, на лаковом воронке,
Они всегда приезжают по трое.
Склоняются надо мной.
Один говорит: — Смотри, Михаил, вот этот ещё живой.
Михаил поправляет звезду на воротнике.
— Не говори ерунды, этот умер от ножевой,
Забирай.
Второй садится на корточки, говорит:
— Дурак, зачем ты вставал под нож.
Ну что ж,
Выбирай, за кем ты из нас пойдёшь,
Куда тебя — в адский дым или в райский сад,
Я, конечно, не матерь Божия,
Но любой выбирает сам.
Михаил добавляет:
— Имей в виду, не бывает пути назад.
Иди куда хочешь, коли уверен, что не грешил,
Камня никто не бросит.
В раю одиноко, в аду опасно и горячо.

Но третий, в белом, стоит спиной и смотрит через плечо.
Я смотрю на него.

И он говорит: не иди за мной. Не иди.
За мной никого, ты будешь со мной один.
По тебе не справят ни похорон, ни годин.
Тебя не опустит вниз, не подымет вверх.
Ты будешь считать века, и, лишённый век,
Будешь смотреть на солнце с поднятой головой.
Я дам тебе, братец, работу. Твоя стезя
Будет горной тропой, сойти с которой нельзя,
Не выплакать, не посметь.
Я Абадонна, несущий смерть.
Не ходи за мной,
Не придумывай ерунду.
Со мной тоскливее, чем в раю, опаснее, чем в аду,
Я выдам тебе винтовку и карабин,
У тебя не будет ни брата, ни матери, ни родни,
Ни крыши над головой.

Всего-то и разницы, что живой.

***
По-над полем носятся сарычи.
За мною трое.
У одного в руке бич,
у второго меч,
а за третьим ночь и полчища саранчи.


by iain mckell the new gypsies

@темы: стихи

15:18 

Город I

я б хотел помыться и заснуть
В городе первом всюду одно былое, он им наполнен, сбрызнут, запорошён.
В восемь утра собирается к аналою рыжее солнце — яшмовый кабошон,
Красный автобус катит, сдавая юзом, в сквере — фонтан и тихая детвора.
Город первый застыл в янтаре инклюзом,
Рассыпан по берегу тяжким грузом —
Там, где у вас кайнозой, у него юра,
Городские безумцы, трёхстопный дактиль, статуи, камни, остовы древних рыб,
В небесах распластанный птеродактиль извергает свой одинокий рык,
Золотоглазый сфинкс, неподвижность статуй
вдруг отвергая, дёргает головой,
Вслушавшись, как поддатый дворник скребёт лопатой утром по мостовой...
И, её осеняя платьями и тем паче юбками, девушки выдают мороженщику по рублю
(но не брюками: тех, кто одет иначе — я не люблю):
О, эти платья, в клетку, в цветочек, в мелкий медвяный донник,
Уплывают в небо, пахнущее травой, —
Оставляя мне бить в непокорный дольник
Войлочной головой.

@темы: стихи

15:34 

Циркачки

я б хотел помыться и заснуть
Как я вас вижу, подружки, стриженые макушки, леденцовые ушки, шубки из чебурашки, в каждом ушке — серёжки, маковые веснушки в кружке каждой радужки, словно чаинки в чашке.
Как я вас вижу, — крошечные циркачки, тонкие веточки в обтягивающих трико, и ни единого слова, ни единой залётной мысли, когда вы взмываете — вверх ли, вниз ли — но одинаково далеко.
Как я вас вижу, северными ветрами ли выдутые, стеклянные пузыри, — стриженые макушки, ёлочные игрушки, золотые огни на рампе и ничего внутри. Этой ли пустотой достигают истинной невесомости, этой ли пустотою взмывают в небо, не изменясь в лице?
На востоке вскипает пеной новое утро, ветрено и недужно, а я иду, и мне сейчас ничего не нужно кроме птичьего вашего щебетания на крыльце...

@темы: стихи

17:55 

Абигейл

я б хотел помыться и заснуть
из цикла "Ева"

Обучать бы тебя вальсировать и стиху,
Повторять за тобой чужеземные аз и буки,
Покупать бы тебе ботиночки на меху
И шубки из чернобурки,

Украшать тебя как на выданье — или на
выданье, боль потери превозмогая,
Сочиняя тебе нежнейшие имена,
называть тебя лишь по имени, дорогая.

Пронести за тобой чемоданы по всем портам —
Поселить тебя вдалеке от тоски и сажи,
Как люблю тебя самоё, полюбить тартан,
Папиросы "данхилл" и куртки из синей саржи.

Но когда наступает страшная тишина,
Так, что слышно только, как бьёт о корму волна,
И ещё дыхание, медленное, как волны,
расправляет лёгкие, словно кузнец — меха,
Знай: в любой любови заведомо нет греха —
А единственный грех в суете, в суете — и полно.


by alex chapkin

@темы: стихи, "Ева"

07:51 

прячемся

я б хотел помыться и заснуть
прячетесь, шепчет нам золотистый ветер,
здесь яблоки, созревая, становятся прозрачными,
здесь полынь, высыхая, горчит всё слаще,
а вы — прячетесь

прячетесь, звенит каждая стеклянная стрекоза
каждая металлическая букашка
каждая блесна в обмелевшей речке,
где папа ловит голавлей на перетягу

на золотистых кузнечиков — и нам их не жалко, не жалко

горящий июль выплескивает в небо иван-чай
горящий июль выплескивает в небо жухлые камышины
и они, и эти розовые цветы пахнут клубничным соком
всё на свете пахнет клубничным соком,
когда мы прячемся

прячетесь, — вот что сказал нам суровый дядя Геннадий
с лицом, как печёная груша
о действительность, ты горька и восхитительно ароматна
(но этого он нам не говорил)

прячетесь, — сказал он,
а где клубника?


by alex chapkin

@темы: стихи

00:04 

Солнечным утром, розовым, как гранат...

я б хотел помыться и заснуть
солнечным утром, розовым, как гранат,
я, постаревший с прошлого променада,
вдруг наконец понимаю, что мне не надо
песен чужих морей, барселон, гранад.
здешнее море пахнет как лимонад.

чалой верблюдицей море качает чаек,
чайная пена его замирает на самом дне,
на плите песчаника хлопая, как початок,
лопочущий на огне.

и я забываю, где у меня болит —
в новых сандалиях сверху спустилось лето.
солнце стекает по линии кармелит,
бьётся в висок, как выстрел из пистолета.

лето явилось, взятое с потолка,
на голубом причале, где я пока
оберегаю веру, что ты ребёнок.
где за спиной толпа городских гребёнок,
чешущих облака.


by alex chapkin

@темы: стихи

13:18 

Анн Девериа

я б хотел помыться и заснуть
из цикла "Ева"

Мне доктор предписал гулять (одна,
Я редко вижу солнце) и до дна
Ежевечерне выпивать по чашке
Живой воды; бродить среди камней;
Найти себе аллею, чтоб на ней
Вольготно было даже и монашке;
А это значит, чтобы из людей
Там были только бузина и белки.
Чтоб никакие часовые стрелки
(минутные — тем паче) мне идей
Не подавали; чтоб сгубить в зачатке
Мою болезнь — мне велено перчатки
Носить без выреза и кольца — без камней.
Он — врач. Ему действительно видней,
Как выдохов и вдохов равномерность
Сразит под корень бич веков — неверность.

@темы: стихи, "Ева"

19:24 

Что вы молчите, Долли: война, война...

я б хотел помыться и заснуть
Что вы молчите, Долли: война, война...
С вечера тихо, и это хороший признак.
Что вам теперь молчать — становитесь на
Ваши колени, шепчите "ныне", шепчите "присно",

Может быть, в дальнем море замрёт волна,
Вашему шепоту горячечному покорна,
Может быть, этот мир получил сполна,
Вы помолились бы, и стало бы всё спокойно.

Слышите, Долли, цикады, пустой зенит,
Слышите, как всё затихает, точно
Спящий ребёнок; тянется и звенит,
Девочка, мне и без ваших молчаний тошно.

Что вы молчите, Долли, о чём, о чём?
Ранней весне, что склоняется над ручьём,
Больше к обеду не переменить наряда...

Что вы молчите? В поле растёт трава,
Ночь вступает в свои права,
С вечера ни одного снаряда.

@темы: стихи

23:17 

Велосипед

я б хотел помыться и заснуть
Прикасаться холёной рукой к серебрящимся спицам
И вдыхать упоительный запах обивки руля,
В семь утра собираясь в поход с померанцевым шпицем,
В жёлтом платье и новую жизнь начиная с нуля.

Ветер трогает белую шляпку на тонкой резинке,
Восковые магнолии пахнут как детство в Крыму.
Апельсиновый шпиц ловит ленты, играя в корзинке,
В это утро, что безоговорочно радо ему.

Ваш сосед (одинок) отпустил остромодные бачки,
И к тому же на днях уезжает в Сен-Валье-де-Тье.
Он нахал и не помнит по имени вашей собачки,
Но и вам, и собачке смешно от его канотье.

Новый день, новый день: книжка брошена, кофе не выпит,
Кабинетный рояль не открыт, позабыта кровать,
Чтоб с утра, в белой шляпке садиться на новенький "Whippet"
И под шорох дорог забывать, забывать, забывать.

***
Но приходят из граней сомнений, из Старого Света,
Тайной памяти длинные бусы зажав в кулачке,
Белокурая девочка в кружеве цвета рассвета,
С нею кукла в молочной тафте и одном башмачке.

@темы: стихи

23:20 

Американский полдень, Чезаре, сводит зевотой скулы...

я б хотел помыться и заснуть
Американский полдень, Чезаре, сводит зевотой скулы,
наполняя улицы звуками парника,
Тремором триммера, шелестом ивняка.
Фермеры грубы, дамы веснушчаты, гробовщики сутулы.
Отсюда, Чезаре, не сгинуть без проводника.
Спроси Алису.
Алиса знает наверняка.

Самое страшное тебе не известно: мы все из этого теста,
Вырвавшись из провинции, не теряешь статус её раба.
Провинциальный колосс, Чезаре, не сдвинуть с места,
У выросших в провинции плоть груба,
кусай хоть с этой,
Хоть с той стороны гриба.

Ты станешь юношей, мой Чезаре, сломаешь голос,
И воззовёшь ко мне, и слова твои будут честны —
Ты расскажешь, что эти улочки, твой Уроборос, гневный полоз,
Кусают себя за хвост, ранним утром в конце весны
Поражая воображение, как спорынья поражает колос,
Вызывая странные сны.

@музыка: jefferson airplane — white rabbit

@темы: стихи

13:56 

Плач Несмеяны

я б хотел помыться и заснуть
Мне не надо подарков, батюшка, не носи мне
ленты, ткани, заморский шёлк, голубые камни,
мне не радостно, отпусти, не морочь насильно,
вот задует восточный ветер, погонит ржавые облака,
а пока мне,
батюшка,
не смешно.

Рыжи косы в натёртом воском щите овальном
и рассыпано маковое зерно
по щекам моим, батюшка,
только слышишь, грохочет молот о наковальню —
это сердце моё,
сердцу, батюшка,
не смешно.

Чую, батюшка, будто бьют меня, бьют по комлю,
больно бьют, бересту снимают, корчуют корни,
И идёт на лучину, что не пошло на колья,
И на пять сторон летят земляные комья,
нелегко мне, батюшка,
нелегко мне.

Не сули мне сурьмы, белил, городов и копей,
золотого зерна и песен чужих морей.
Из окна я вижу навершия чёрных копий,
А под рыжими косами тёмные очи, как у матери, как у маленькой чёрной птицы
степи половецкой, как у смуглой матери,
как у мёртвой матери у моей.

@темы: стихи

13:31 

Откровение Иоанна Богослова

я б хотел помыться и заснуть
Автопробег "Лиссабон-Париж" начинается рёвом
иерихонской
трубы.
Железные кони подняты на дыбы,
Механик Фуко лиловую семечку сплёвывет с губы.
Газетчики вьются, свистят на тысяче языков,
Толкаешь в толпе незнакомца — кто ты таков —
здесь полно аристократов и простаков.
Кого я вижу в них? Пятиглавую Тиамат?
Пахнет горячим железом. Восхитительный аромат.
***
Юноши, стройные, нервные и кудрявые, как один,
Дамы с глазами жизелей, русалок, мавок, вилис, ундин,
Автомобили: рено, де дион, фиат —
В этом сезоне в моде “Звезда Полынь”, сумасшедший запах,
Горький, как хина, душный, как опиат.
***
Солнце, белый прожектор, горит. От земли парит,
Что придаёт картине дымчатый колорит.
Немцы, все в белом, морщатся, сквозь их тарабарщину: sonne, sonne.
Русская княжна, высокая, статная, в лётном комбинезоне,
И её спутница, с бисерными кистями, очами лани во все стороны поводя,
Укрываются под тентом, как от дождя.
Шофёры пахнут горячей кожей,
механики нервничают, заводя.
***
Четыре автомобиля
открывают исход.
Все повторяют их имена как заклинания.
О, их зовут:
Белоснежный "Рено",
Алый рычащий "Пежо",
Громадный, чёрный "Де дион бутон"
И перламутровый "Бенц".


by tamara de lempicka — green turban

@темы: стихи

23:15 

Письма с края света

я б хотел помыться и заснуть
Я пишу тебе, Януш, — поскольку девятый день
Здесь, на краю земли, со своей виною,
Напоминает похороны. И тень
Каждого нового облака надо мною
Воскрешает на дне сетчатки твои черты.
Если это не ты, тогда что же ты.
В этих краях, мой Янек, наш бог чужой,
Стало быть, надо мной подшутили мойры.
Сизый дымок, что стелется над баржой,
Вьелся, как запах консерв из копчёной мойвы.
Запах меня преследует. А ещё
Мне снится лето, Януш, но сны не в счёт.
Я уже научился орудовать топором
И не скорбеть по лесу, который валим;
Я научился не ждать по утрам паром,
Чья сирена, взвывая, болит и горчит, как валиум, —
Впрочем, наверное, валиум не горчит, —
Ты всегда приходишь во сне, словно тать в ночи.
Может быть, я не прав, но, по-моему, здесь, в ледяной глуши
Всё холодеет, от сердца и до портянок,
Письма приносят во вторник. Пиши мне, Янек,
А не захочешь — и вовсе мне не пиши.
Радио брешет новости; но они
Видятся мне как птицы из батискафа;
Я даже ставлю зарубки, считая дни.
Подозреваю, что это не Нарния, Януш —
сюда не попасть из шкафа, —
Если ты ко мне не явишься наяву,
До конца зимовки не доживу.
А теперь расскажи мне, куда тебя занесло.
На Брайтон-Бич, в Рейкьявик или Гвинею, —
Твой славный кормчий держит своё весло —
Бледное солнце, как вытертую гинею,
Поскольку, Януш, кто выживший, тот и прав.
А покамест я окончательно коченею,
Смертию смерть поправ.


by alex chapkin

@темы: карточки, письма с края света, стихи

23:58 

Рыбы (посвящение Кобо Абэ)

я б хотел помыться и заснуть
Иногда эти рыбы всплывают — с морского дна ли,
со дна ли памяти, с которого их изгнали,
вытолкнули из пыльной утробы, сонной лощины морские псы ли,
морские волки ли.
слишком поздно для рыбной ловли, —
у рыб из памяти слепые глаза и воловьи
головы,
они, как белые лодки, плавают в изголовье.
пузыри их содержат не воздух, но сжатый возглас,
залитый воском, забитый, в общем, забытый возраст
и небо, перламутровое и волглое.
и я вдыхаю, чёрт подбери, и вдыхать учась, я
отпускаю в небо, ни в ком ни ища участия,
рыб и собак, за рукав теребя
облака,
в конечном счёте, я отпускаю себя.
и пока багровеет от оплеухи ветра моя щека,
я задаюсь вопросом: а есть ли жизнь за пределом ящика, —
где тугое море выталкивает медуз, а над морем небо в огромном платьище,
и пока идёт дождь на морском побережии, пахнущий псиной,
липовой ксивой, мокрой весной, красивой
жизнью и некрасивой смертью, — чего мне желать ещё.

@темы: невидимые города, стихи

23:59 

Инструкция

я б хотел помыться и заснуть
Лучше всего начинается с живота,
на два пальца ниже пупка,
На санскрите это называется свадхистхана,
вари или медхра,
но это не имеет значения.
Нет, конечно, некоторые начинают и с позвоночника,
между лопаток — и выше, к шее.
Но с этим нужно родиться.
Начать с живота же, я утверждаю, способен каждый.

@темы: стихи, pony/подстрочник

16:55 

Камо грядеши

я б хотел помыться и заснуть
— Камо грядеши?
— Главное — босиком.
Главное — босиком, не взыща от камня.
Зная, что стопам легче идти, пока мне
Ноги ласкает свет золотым песком.

— Камо грядеши?
— Дальше. К чему стоять?
Солнце влечёт меня прочь вавилонской сводней.
И не своей рукой, а рукой Господней
Весла моего сжимаю я рукоять.

— Камо грядеши?
— Дальше, от всех скорбей,
Рыночных запахов, храмов, вождей, колоссов,
Мимо полей, в которых в снопу колосьев
Вьёт свои гнёзда ласковый воробей...

— Камо грядеши?
— Дальше. Идём со мной.
Зной поливает пыль благовонным миром.
Нет ничего спокойней, чем спать под миртом,
В вязкой тени, над речкою слюдяной.

Здесь ни солдат, ни грязи, ни медных лбов.
Здесь ни Иуд, ни денег — одно движение.
Пётр, идём. Попробуй свою любовь
К Господу — на устойчивость к растяженью.

Я пропою тебе гимн полевой пчеле,
Солнцу, оливам, провинциальной черни.
Я расскажу, что ландыш нежнее терний,
Ласковей и прохладнее на челе.

Что здесь апостолы? Кто им святые? — бред.
Бога им нет, потому, что забыв тревоги,
Нет ничего глупей, чем скорбеть о Боге.
Бог так не любит скорби, которой нет.

Светлые маки в росах. В тени олив
Спать, гладить камни, жить, не ревнуя к фальши.
Пётр, бросай суеверную блажь молитв!..
— Павел, ответь мне: камо грядеши?
— Дальше.

@темы: архив, стихи

17:09 

Большая Вода

я б хотел помыться и заснуть
Ржавей, вода. Скреби по рыжей глине.
Темней, вода,
Как будто бы и не было в помине
Речного льда,
Сноси, вода, прошедшее повсюду,
Лишая вех,
Теки, вода, по каждому сосуду
Взмывая вверх.
А ты, подруга, отпусти поводья,
При свете дня
На берегу большого половодья
Оставь меня
Смотреть, как тени голубы и узки;
Прильнув к теням,
Внимать, как дышат мёртвые моллюски,
на дне темня.
Ещё деревья жалобны и сиры,
А свод высок,
Но, чу, гремят походные мортиры
И гонят сок.
Внимать, как гром, зенитному орудью
Подобный, течь
Пробил вверху. Распахнутою грудью
Встречать картечь.
Встречать весну, прекрасную, лесную,
Среди орды
И замереть от счастья одесную
Большой Воды.

@темы: стихи, архив

20:51 

***

я б хотел помыться и заснуть
город-расчёска, ночью, издалека
я не вижу в тебе ни единого уголка,
где бы ты не пугал меня, чёрен и многотрубен,
где укрыться мне, кому мне кричать “спаси”,
если здесь туман и повсюду твои такси
и собака в парке брешет на лунный бубен

@темы: стихи, черновики

22:56 

Шарлотте. Лодка по имени Лотта

я б хотел помыться и заснуть
из цикла "Ева"

Когда я, не в силах больше делить с другими
Вселенную в целом и дом с дымовой трубою,
купил голубую лодку и дал ей имя,
мне нужен был кто-то, кого я мог звать тобою.

Когда я расстался с блеском былого лоска,
забыл про ласку, пил и грубил любому, —
я вытащил на причал голубую лодку
и вывел — Лотта — белым по голубому.

Кто вспомнит нынче, чего я хотел вначале?
Есть, в сущности, лишь одно, что я знаю точно:
я в лодке, и я всё сильнее её качаю,
и лодка перевернётся, и будет точка,

когда соляным столбом за спиною Лота
восстанет тоска Хименеса, Мачады, Лорки,
не станет ни неба, ни дна,
ни воды, ни Лотты
ни даже логики
или лодки


Прослушать или скачать Лодка по имени Лотта бесплатно на Простоплеер

@темы: голос, "Ева", стихи

like, inspiration and what Bog sends

главная