• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:24 

я б хотел помыться и заснуть
Вот дом, в котором я живу.
В его угрюмую траву,
как пёс в канаву,
струятся тени. Торжество
теней присвоило его
себе по праву.
Вот дом, в котором — до конца,
не видя в зеркале лица,
ловя скупую
слезинку медного литья,
познаешь тонкости бритья
щеки вслепую.
Вот дом, устал, осел, зарыт
по ватерлинию; закрыт,
завёрнут в кокон;
Но по утрам — кухонный гам,
чадит, и дует по ногам
из узких окон;
но покосившийся балкон
всё заколочен. Испокон
мне был завещан
дом, неподвижный, как собор,
курсивом набранный забор
и сетка трещин.
кто знает, в этой ли сети
застрял — как яблоко в горсти.

@темы: стихи

13:28 

Книги-2016

я б хотел помыться и заснуть
Прочитано:

Эрнест Клайн, «Первому игроку приготовиться»
Милорад Павич, «Другое тело»
Наринэ Абгарян, «С неба упали три яблока»
Саша Соколов, «Школа для дураков»
М. и С. Дяченко, «Vita Nostra»
Пётр Алешковский, «Старгород»
Далия Трускиновская, «Шайтан-звезда»
А. и Б. Стругацкие, «Гадкие лебеди»
Алитет Немтушкин, «Мне снятся небесные олени»
Джеймс Джойс, «Улисс»
Пётр Алешковский, «Институт сновидений»

Читаю:


Ждут:

Ромен Гари
Пётр Алешковский
ещё Павич
начатый было по неосторожности Драйзер
Кнут Гамсун
Орхан Памук
Славой Жижек
Феликс Максимов, «Духов день»
запись создана: 03.02.2016 в 11:12

@темы: я читаю

14:46 

я б хотел помыться и заснуть
"Рукопись, найденную в Сарагосе" Потоцкого я когда-то одолела не то чтобы с трудом, но без особенного восторга, устав не то от его многократной вложенности, не то от самого повествования, не то от его незавершённости (Потоцкий самоубился и роман, как известно, не дописал). Пушкину нравилось, а вот у меня странным делом не пошло. Я тогда читала Анжелу Картер, Юрия Коваля и Сашу Соколова вперемешку, и, возможно, надо будет перечитать "Рукопись" отдельно ещё разок, потому что на такую мешанину в голове вообще хорошие книжки класть не стоит.
Но что-то не давало мне покоя, пока я не вспомнила, что именно: Алексей Хвостенко тоже Потоцкого читал и написал свою "Орландину" явно не с бухты барахты.
Только что наткнулась в интернетах на чудную барышню, которая "Орландину" перевела и перепела на английский, и теперь не могу отлипнуть.

*убегает вдаль, напевая: ах, моё имя Орландина*

@темы: лытдыбр

09:34 

sinnerman

я б хотел помыться и заснуть
и куда б я ни шёл
ты была мне стрела в ладонь
и последний рейс
и куда б я ни шёл
ты была мне звенящий голос
гудящий рельс
ты была мне последней песенкой в голове
и райским яблоком в рукаве
не водой умирающему от жажды —
но росинкой на голубой траве
и на третий день
я вышел к большой воде
sinnerman where you gonna run to
sinnerman where you gonna run to

три дня я шёл по пустыне,
потерянный, налегке
и когда на третий день
я вышел к большой реке
ты не стала мне ни лодкой ни ветерком
а была мне красным шнурком
завязанным на руке
всё это время была мне красным шнурком,
завязанным на руке

@темы: стихи

08:45 

Кит Умер III

я б хотел помыться и заснуть
Это было как четыре дня рождения сразу, живая музыка и шампанское и 70 человек гостей там, где ожидалось 20 (хорошо, что шампанское закупили сразу на всех).
Сохраню себе Бикбулатовскую рецензию на наше действо, тем более положительную, чем более он, по праву старшего, пытается быть снисходительным занудой.

Взрыв кита или своевременные роды?





@темы: лытдыбр, карточки, тлж «Кит Умер»

21:52 

я б хотел помыться и заснуть
Жить в феврале — почти что усыновить слепого младенца,
который не может сам ни напиться, ни вымыться, ни одеться.
Кормишь его обещаньями от получки и до получки,
а всего-то и нужно что приласкать или взять на ручки.
Как он ранит тебя, ежедневно, мучительно, безножово —
Тем, что знает, как ты не любишь его, чужого.
Целый месяц он сидит у тебя на шее,
а к марту ты сходишь с ума от его ношенья.
Это всё февраль; где каждая дверь — раскрытый зев ледяного горна;
где каждая птица боится петь под угрозой потери горла,
и хорошо, если выйдешь живым из его горнила,
не спрыгнешь в реку, не выпьешь залпом чернила,
не забудешь ключи от дома в одной из шумных таверен,
не потеряешь в снегу того, кто тебе доверен.
запись создана: 23.02.2016 в 18:51

@темы: стихи

19:22 

я б хотел помыться и заснуть
Испекла клафути с какао и вишней; проще пирога придумать сложно. Блинное тесто, какао и вишенки мороженые. Он даже подниматься не должен, потому что это вобще не пирог, а что-то вроде суфле. Нашла в запасах банку импотрозамещённого маскарпоне, положила по шарику вместо мороженки.
Теперь не даёт покоя мысль: а если сделать зелёный клафути с чаем маття и клубникой вместо вишни — получится горькая гадость или лето—дача—чай на веранде?

UPD: да, да и да. Маття идеально пошёл в клафути. Получился мягкий, почти несладкий мокрый мусс, который сам по себе довольно странный — но идеально оттенил клубнику. Никакая другая ягода сюда бы, кажется, не пошла, но в тандеме маття — клубника — взбитые сливки оно прекрасно.
Интересно, если пшеничную муку заменить на рисовую и хорошо вымесить — будет ещё более японский вкус?
О цвете: кроме бежевой корочки по краям, пирог остался зелёным в середине, а на разрезе вообще дал цвет молодых листочков.
запись создана: 19.02.2016 в 11:35

@темы: лытдыбр

16:15 

африканская сказка

я б хотел помыться и заснуть
лебедь, лев и осёл получились сразу.
чёрные перья, длинные когти, тёплые уши.
славная была работка.
а вот за мышь добрый господь принимался четыре раза.
первый раз он сделал мышь из оленя.
пугливую мышь с глазами как у оленя.
но был господь собой недоволен.
вторую мышь он сделал из малой рыбки.
а та, едва оглядевшись, скакнула в речку,
там и сидит доныне.
потом он сделал мышь из слона; и вышло неплохо.
нос длинноват, но в целом вышло неплохо.
но господь был ей недоволен.
четвёртую мышь он сделал из певчей птицы.
он полюбил подолгу слушать маленький голос,
которым она ловила маленьких насекомых,
неслышный иному уху.

но лучшая мышь получилась из человека.
слышишь, как стучит мышиное сердце
в чёрной клетке человеческих рёбер?


@темы: стихи, серые гуси Конрада Лоренца

16:47 

я б хотел помыться и заснуть


Самый нежный и щемящий альбом в копилке любимых альбомов — это первый, "библейский" альбом Момуса.
Момус мимикрирует, и с возрастом скатывается то в электронику, то в кабаре, но "Circus Maximus", ни на что не похожий, нравится мне больше всех остальных. Все девять историй, от "Святого Себастьяна" через камень-ножницы-бумагу до "Правил игры в серсо". Лучше всех, конечно, "Святой Себастьян", про безадресную жертвенность во имя бесконечной любви.
Вообще, у Момуса очень важно слушать тексты. Проще воспринимать это как сборник малой прозы, чем как альбом (кажется, это именно то, что Месяц понимал под прозой поэта, а я, дурочка, тогда не понимала).

Вейлар, я обещала вам под это дело объяснить, что такое раб нарратива и почему в этой лодке не только Момус и заяц ПЦ, но и вы, и я — я ещё не забыла своего обещания, но не подобрала достаточно остроумного примера.

@темы: я слышу

14:41 

я б хотел помыться и заснуть
ccie.linkmeup.ru/to-be-or-not-to-be/ на подумать.
PS: Доктор сказал: немедленно напиши им. Так что я взяла и написала.

@темы: цыски

10:58 

я б хотел помыться и заснуть
Ложусь на диван, закидываю ноги на спинку, говорю Доктору: ну почему я инженер. Почему я не художник. Жила бы в Венеции, рисовала бы картины, ходила бы по квартире голая, пахла бы морем и растворителем. Или ещё лучше: заниматься большой наукой. Работать на фронтире новейших знаний человечества; публиковаться в толстых журналах по астрофизике. Заикаться, подхватывает Доктор. Не мыть голову неделями. Носить старомодные шмотки и ни черта не зарабатывать. Такие, знаешь, старомодные чулочки и свитера на три размера больше. И очки на восемь диоптрий. Будем в шахматы с тобой играть. По-моему, говорит, ужасно мило, ужасно, и совершенно в твоём духе. Я согласен.
И ведь он не шутит. Он действительно согласен.

Чёрт. Говорил же мне мой учитель физики — иди в науку, иди. Неет. Мне двадцать пять, и я до сих пор не знаю, чего хочу.
Вот в науку хочу, но уже поздно.

@темы: лытдыбр

22:47 

Касталия для кастальцев

я б хотел помыться и заснуть
Ещё про журнал, на этот раз грустное (ибо всякое животное после соития печально).
Вчера поспорили с Иваном: а будет ли этот журнал читать кто-то — кроме тех, кто пишет. Вообще, кто придумал вот это вот — поэзия для поэтов? Если ты пишешь, то ты и читаешь; а не пишешь — в лучшем случае, ограничиваешься великими.
Я говорю: не будет никто его читать. Никому кроме людей пишущих это будет неинтересно. Да и пишущим будет гораздо интереснее кухня, чем собственно текст. Но лично я не расстроюсь: я всё это делала для себя, и только.
А как же искусство для людей, спрашивает Иван. Неужели тебе не важны слава и фидбэк? Неужели тебе не важно, что ты можешь людям сказать?
Не-а, говорю. Не важно.

Тут я почувствовала, что в принципе вру, и задумалась.
На самом деле, у меня очень нечитаемые стихи. Я мало того что горожу постоянно какие-то невнятные отсылки, я ещё в половине случаев этого не осознаю.
Вот например. Иван говорит: а давай вставим в "Кита" твоё стихотворение про василиска. Я говорю: оппа, какого василиска? А он: ну как же. У тебя в стихотворении про парк "мать-лягушка ждёт, пока вылупится король", то есть, вот она снесла яйцо и его высиживает, а ещё король — басилевс — то есть, василиск, отсылка прозрачнее некуда.
А мне просто когда-то эта фраза в голову пришла, сразу и целиком, никакого василиска я даже и не заметила.

И я поэтому очень хорошо понимаю, почему все эти нагромождения могут нравиться пишущему читателю. Но ещё лучше я понимаю: ни одному непишущему читателю они нравиться не будут. Не потому, что поэзия для поэтов (иначе бы не существовало Полозковой и Быкова — вот и думай, что у них общего), скорее, потому, что Касталия для кастальцев.
Если отделить поэзию от игры в бисер — поэзия будет выше, чище и общедоступнее.
Но игра в бисер гораздо приятнее, что уж там. А "Кит" это одна сплошная игра в бисер.

@темы: лытдыбр, тлж «Кит Умер»

21:53 

я замёрз

я б хотел помыться и заснуть

21:49 

Конец света без тормозов. Кит умер, черепаха уползла.

я б хотел помыться и заснуть


Итак, это было большое дело, и мы его наконец-то закончили.
Напечатанный журнал — сто экземпляров, не шутки шутить — должен ещё пахнуть тёплой типографией, но почему-то не пахнет.
Внутри бумага тоненькая, книжная, буквы просвечивают с другой стороны, от этого накатывает странное чувство (почти восторг).

Вот, по ссылке ниже можно читать:
Тонкий литературный журнал "Кит Умер", номер третий с конца

Сделали мы его впятером; четверо писали тексты — а Света делала рисунки и каллиграфию.
Наверное, не совру, если скажу, что делали на одном дыхании. Боялись: дыхания не хватит до конца, но вот же — хватило.
Поэтому и тексты здесь почти только наши; а что не наше, то подписано.

Если я правильно понимаю, идея мёртвого кита пришла в голову Ивану. И оставалась абстракцией вплоть до прошлой пятницы.
Идея эта заключается в следующем: мир стоит на трёх китах. Когда кит умирает, земной диск накреняется.
Когда умирают три кита, наступает конец света.
Да, это журнал про конец света.
Второй и первый номера только предстоят; а чтобы их сделать, надо завлечь в свои сети как можно больше людей. Нельзя же делать приличный журнал вчетвером, я вас умоляю.
Теперь придётся делать какую-то презентацию, наверное; танцевать с бубном. Не знаю. Никому не хочется его показывать: а только спрятать и читать тихонечко.

Больше всего мне нравится пьеса, которую мы (ладно, не совсем мы — Иван) придумали в качестве связующего раствора для стихов и прозы. Чтобы был нарратив.
Там два героя; рефлексирующий белогвардейский Татарин и чуть менее рефлексирующий, но такой же потерянный товарищ Ежи. И вот они говорят о литературе и конце света.

Я тут подумала: теперь мне есть с кем говорить о литературе. С ума сойти.

@темы: лытдыбр, тлж «Кит Умер»

08:50 

я б хотел помыться и заснуть

@темы: я слышу

15:07 

я б хотел помыться и заснуть
А книжные магазины должны быть круглосуточными.

@темы: лытдыбр

13:43 

я б хотел помыться и заснуть
А ведь я всю жизнь совершенно была уверена, что он бессмертный. Просто потому что не могло быть иначе. Дело не в музыке; дело было в нём самом. Мне надо было во что-то верить, я верила в это.
(очень сложно быть мной, то есть, человеком, у которого вселенная так разошлась с представлением о ней)
и попытки продержаться до вечера на сказке про Элвиса, улетевшего домой, почему-то не работают.

18:09 

я б хотел помыться и заснуть
Поездка в Санкт-Петербург прошла лучше не придумаешь. Тезисно, потом развернуть:

— в Соул Китчене за стойкой администрации сидит огромный бородатый дядька по имени Лев. Чуть не в полтора раза больше и бородаче Доктора. Имя ему очень идёт, хотя если бы его звали скажем Медведь, было бы вообще вне конкуренции. Совершенно плюшевый.
— в столовой номер один на Невском идеальная овсянка, а в Соул Китчене по утрам делают на всех шарлотку. Кто раньше всех встаёт, того вся шарлотка.
— выставка "Тело человека" очень ничего, хотя Доктор чуть не съел экскурсовода, пришлось всю экскурсию держать его за палец. А теперь доедай билетёра и пошли домой.
— выставка старинной упаковки и рекламы, на которую мы зашли погреться, оказалась совершенно прекрасной; теперь у меня полно идей насчёт, скажем, Лукоморья. Характерно, что полиграфия раньше была много лучше качеством
— Онегин, я тогда моложе и лучше качеством была.
— в Петербурге Вана Таллинн продаётся в каждой забегаловке за смешные для травяного ликёра деньги.
— в настольный футбол я всё ещё играю лучше.
— моя любимая статуя в Эрмитаже — всё-таки не "Нимфа, укушенная скорпионом", а мёртвый Авель неподалёку. Он совершенно живой, каждая жилка, каждая линия на руке, и даже видно, что от холода — или чего-то ещё — у него кожа пупырышками пошла.
— в Главном штабе Эрмитажа выставка Алвара Аалто. Когда-то я умудрилась не сходить в музей Алвара Аалто в Ювяскюля и теперь жалею об этом чуточку меньше. Но жалею всё равно.
— обедали: в "Льве и птичке", харчо и хачапури; в "Обществе чистых тарелок", карри и бургеры. И там и там очень хорошо и не то чтобы недорого, но вполне разумно.
— а потом мы пошли на квартирник Тикки. С Тикки Шельен у меня просто анекдот про теорию пяти рукопожатий, с нею знакома куча моих знакомых и друзей, а Доктор вообще её обожает и до чёртиков гордится тем, что однажды она ему сделала кофе. Так что это был просто закрытый гештальт, а не концерт.
Между прочим, я первый раз была на питерском квартирнике и на квартирнике вообще.
— мощнейшее впечатление оттуда — волшебный дядька с бузукой (это такое струнное с колокольчиковым, клавесинным средневековым звучанием), похожий не то на Дункана Маклауда как его себе представляю, не то вообще непонятно на кого, с такой улыбкой в себе.
— а в субботу утром мы пошли на барахолку на Удельной. Здесь надо рассказывать отдельно — но мнится мне, что если б не минус двадцать шесть, мы бы вынесли оттуда гору всякого добра. А так не смогли решиться и утащили только санитарную сумку и кучку аптечной стеклотары. И ещё два пакетика лакрицы — солёной и сальмячной.
— а потооом
— потом
— совсем потом
— потом мы пошли в гости. И это тоже совершенно отдельная история.

@темы: лытдыбр

01:18 

я б хотел помыться и заснуть
Так нравятся эти странные, немые несколько дней после нового года. На улице пустота, везде пустота. Так поразило это невесомое, дзенское ощущение, что собрались, взяли и выкинули из дома половину мебели и все славные безделушки, которые имеют свойство накапливаться и погребать под собою быт.
Выкрасили стены в белый цвет, и стало совсем легко дышать. Как будто один только цвет способен вылечить, скажем, астму, сам по себе.
Оба домашних компьютера тоже раздали страждущим - сегодня купим ноутбук, один на двоих, а ещё я организовала пишмашинку - из телефона и крошечной беспроводной клавиатуры к нему. На такой машинке можно только печатать текст и больше ничего; захочешь - не отвлечёшься.

Впрочем, до писания руки пока не дошли.
Вчера целый день пролежала в реанимации областной наркологии (в ординаторской, на диване, с кружкой чая и кино). Сама по себе больница совершенно одиозная, но такая же пустая, как и весь остальной город. Она стоит в кварталах, застроенных старыми немецкими двухэтажными домиками (как Чёрная Речка в Питере, но на Чёрной Речке домики ухоженные и красивые, а здесь запустение, мокрая штукатурка и периодически окна, заклеенные картоном).
Если вспомнить - в паре кварталов оттуда я родилась и прожила лет, наверное, до пяти (потом мы переехали почти в самый центр; в большую светлую квартиру). Но возвращаться в эти места мне всегда странным образом нравилось; ребёнок не помнит, что такое бедность, зато отлично помнит, что в этом дворе росли одуванчики выше головы. А в соседнем, где стоял длинный розовый дом, называвшийся странным словом "общежитие", были качели и песочница.
А через двор был магазин; он всё ещё действует, и там до сих пор стоят такие проволочные острые палочки на деревянных подставках, и на них накалывают чеки. А шоколадки в витрине складывают спиральными стопками.
Законсервированное время. Отчёты Абалкина: город внезапно опустел, все его жители ушли под землю безвозвратно. Из каждой трансформаторной будки может вывалиться ракопаук.

За все эти экзистенциальные переживания с избытном награждает диван в ординаторской реанимации областной наркологической: это идеальный диван, сферический в вакууме.
Наклеила усы на местные плакаты о вреде алкоголя; очень собою довольна.

Итоги года подводить не хочется; по большому, единственно стоящему счёту это был год потери, и любые итоги по сравнению с этим незначащи и бессмысленны.

22:20 

я б хотел помыться и заснуть
Пока ты прячешься, твой старший брат впотьмах,
С повязкой на глазах, с ключом на шее
Стремится отыскать твоё укрытье,
И спрятаться тебе не суждено.

Родители оставили вас здесь,
За вами смотрят облака и горы
И женщина с сурьмлёнными глазами,
Высокая, по имени Фатьма.

...я помню: в небе плавает луна,
Прозрачная, как в супе капля масла.
Фатьма нас ищет — но найти не может,
И долго окликает нас на птичьем,
Чужом и незнакомом языке.

Красавица: такой она была.
Тогда она казалась мне старухой.

Брат думает, что он её любил.
Но было это, не было — не помнит.

@темы: стихи, "Ева"

like, inspiration and what Bog sends

главная