15:23 

Доступ к записи ограничен

Jake Enotoff
ex-Джейк Чемберз
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

15:09 

Доступ к записи ограничен

sweet child, in time
deliberation could be mistaken for coldness of the heart
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:45 

Доступ к записи ограничен

sweet child, in time
deliberation could be mistaken for coldness of the heart
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

12:43 

Доступ к записи ограничен

сандал.
everybody needs a reason why they run
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

10:54 

callmeIsolde
Зато у меня доброе сердце, ебаный ты обосранец
последние деньки в раю: мы с Мариной пишем заявления в один день, вместе разговариваем с начальницей отдела, время от времени беспомощно переглядываясь, как школьницы на уроке, вместе идем в другой корпус под дождем, она держит зонт, я держу ее под локоть. после этого меня (одну) вызывает к себе высшее начальство, я ужасно боюсь туда идти, но оказывается, что меня вызывали, чтобы попробовать уговорить остаться. я думала, это будет приятнее, но было только неловко и грустно; зато, когда я вовзращаюсь, все обступают меня и расспрашивают, как прошло, и я чувствую себя как бы их общей младшей сестрой - всех-всех, даже тех, с кем буквально два слова за все время сказала.
(я пересказываю Марине свои сны, она кормит меня клубникой и яблоками, а еще она - зимой еще - подарила мне чехол для айфона с ромашками, и он вообще-то слишком радостный для меня, но я ношу его, потому что это - о любви)
Дима покупает нам всем кофе и ходит с нами курить - сто лет такого не было, но он уходит (уже ушел; я использую прошедшее время во-первых, потому, что пишу этот пост в реальном времени, во-вторых, потому, что это единственное возможное время для этого жанра моментальной фотографии) еще раньше меня, и, хотя он храбрится, я знаю, что он будет скучать. мы так и не подружились по-настоящему, как-то не получилось, но я все равно люблю его смешить (потому что у него ужасно забавный смех - высокий и звонкий, абсолютно не подходящий человеку, который выглядит, как машина для убийства). случайно выясняю, что в старшей школе он был рокером и носил длинные волосы, и немедленно начинаю выяснять - а ты носил ужасные футболки с эмблемами рок-групп? а у тебя была торба с волками? ты что, спрашивает, тоже такая была? и сам себе отвечает - ну естественно. то есть, что-то все-таки он про меня понял. если с девочками, скажем, мы объединяемся единым фронтом против мальчиков по половому признаку, то с Димой - против приличных людей по признаку алкоголизма, наркомании и любви ко всему ужасному.
(с Гошей же нас роднит то, что мы просто два придурка)
переживаю абсолютно ужасное утро - сначала попадаю по пальцу ножом, даже не порезавшись, но все равно начинаю рыдать, просто от какого-то огромного внутреннего напряжения, опаздываю на автобус, собираю локтями и боками все углы, все это время не перестаю рыдать; слава богу, на работе я первом делом встречаю в женском туалете Яну и вываливаю на нее всю историю своих бедствий, и мы долго стоим там и обсуждаем месячные и ужасных мужиков, как в школе на переменке. чуть позже днем Гоша толкает нам какую-то телегу про то, что женщина может либо строить карьеру, либо быть хорошей женой, Дима ему поддакивает, мы с Яной ужасно злимся. пойдем, говорю, похуесосим их! пойдем, только куда? оживляется Яна.
- я только что понял, что значит это слово, - говорит Гоша спустя минуту.
- а, а то ты небось уже обрадовался?
зато Гоша кормит меня тортом и показывает мне Саус Парк на телефоне, и вообще пересказывает мне всю популярную культуру, которая прошла мимо меня; я в ответ учу его слову "харассмент" (которое он знает, но почему-то произносит на испанский манер, "энхарассмент"; что это? переспрашивает Яна, это на английском? Гоша наклоняется к ней и зловеще шепчет "на лесбийском!"), не глядя, протягиваю ему сигарету, которую он собирается у меня попросить (на следующий день он просто лезет за пачкой ко мне в карман), смеюсь над его шуткой так, что сгибаюсь и утыкаюсь лбом в его плечо; он одалживает мне свою куртку с капюшоном, чтобы я могла сходить за сигаретами под дождем ("а ты", говорю, "не получишь пизды от своей девушки за запах чужих духов на куртке? впрочем, у меня унисекс-парфюм, так что можешь сказать, что это Димины!"); Яна фотографирует нас за работой, и на одной из фотографий я смотрю на него, скосив глаза, и улыбаюсь так, что Марина говорит "только не показывай эту фотографию Гошиной девушке, она вас убьет", но это глупости, конечно, просто это моя больше чем семья, которую я не выбирала (выбирала бы - не смогла бы набрать такую банду гомофобов, сексистов и неучей) и не собиралась любить. я собиралась пережить этот год, как войну, я собиралась драться, собиралась доказывать людям вокруг, чего я стою, а в итоге училась у них - и программированию, и юмору и смелости, воровала у них еду и сигареты, пила за их счет кофе (и не кофе), а они смешили меня и жалели, и поддерживали меня, и говорили мне, что умная, красивая и жуткая, как раз тогда, когда мне это было так нужно, и за все это я никогда не расплачусь.

(в итоге, Марина забирает меня с собой на новую работу, и это все происходит как-то ужасно быстро, намного быстрее, чем я планировала, жизнь устраивает сама себя, практически без моего участия, и это все какое-то огромное чудо, но все равно я всегда буду скучать по этим последним неделям, я уже скучаю.)

10:49 

Доступ к записи ограничен

Ner-Tamin
слегка конвейер
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

10:26 

Truly, Prospero, you don't know me?

blkflm
awful feast
Лоренцо (весело приглядываясь). Но я никого не узнаю. Это поразительно, синьоры! Я никого не узнаю. Это не вы, синьор Базилио? Мне кажется, я узнаю ваш голос.

Голос. Синьора Базилио здесь нет.

Другой голос. Синьора Базилио здесь нет. Синьор Базилио умер.

Лоренцо (смеясь). Какая смешная шутка — синьор Базилио умер. Он так же жив, как и я.

Маска. А разве ты жив?

Лоренцо (нетерпеливо, но очень любезно). Оставим смерть в покое, господа!

Голос. Проси ее, чтобы она оставила тебя в покое. Она в покое не нуждается.

Лоренцо. Кто это говорит? Это вы, синьор Сандро? (Смеется.) Узнаю вас по вашей мрачности, синьор. Но будьте веселее, мой мрачный друг: смотрите, сколько огней, сколько живых, прекрасных огней.

Маска. Синьора Сандро здесь нет. Он умер.

Тот же глухой и странный смех. Подходят новые маски.

10:10 

Доступ к записи ограничен

Jake Enotoff
ex-Джейк Чемберз
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

09:26 

Константин Редигер
- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Ангел с аркебузой - один из самых известных сюжетов в религиозной живописи Латинской Америки. Сложно, наверное, представить более яркий символ европейской колонизации, в которой война и религия и правда соединялись друг с другом. Религиозная жизнь этого региона, возникшая в века колонизация, но продолжившая развиваться и позже, и будет интересовать нас на лекции во вторник, 26 июня. Поговорим о проповедниках и мятежниках, спасителях рабов и работорговцах, диктаторах и революционерах, теологических находках и протестантских успехах. Разберемся и убедимся, что там все и непросто, и интересно.
26 июня, 19:30, Читалкафе на Чистых прудах, вход 500 рублей.


04:39 

lock Доступ к записи ограничен

jaetoneja
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

02:25 

узлы

key2may
неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Жестокость шил на мыло променяв,
от прошлого пытаемся отмыться.
Но пятна проступают в свете дня,
и страх во сне меняет наши лица.

Жизнь вяжет нас в жестокие узлы,
и отмеряем месяцы по ним мы -
обижены, и оттого так злы,
и вместе с тем - наивны и ранимы.

@темы: @стихи

22:32 

lock Доступ к записи ограничен

Линия Мажино
воображаемый друг
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

22:09 

только снится

key2may
неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Тому, кто был слепым -
не страшно в тьме
увидеть свет.

Ведь тьма нам только снится.

Плывёт над ульем дым.
В пчелином сне -
Тиресий и Гомер.

И мир лучится.

@темы: @стихи

15:36 

blkflm
awful feast
Напомнил мне еще одного рыжего персонажа:

Несколько минут они пытались сдвинуть грузовик с мертвой точки, но, выдохшись – больше от безнадежности, чем от физической усталости, отвалились один за другим. Только непреклонный Коттон продолжал удерживать грузовик на месте.

Остальные молча наблюдали, как его воля молчаливо борется с тонной металла. Коттон понимал, что они поступили вполне разумно, но следовать их примеру не хотел. Тело его, выгнувшись дугой, вибрировало между непобедимым грузовиком и недвижной земной твердью. Подшлемник свалился на землю. В такие минуты Коттон внушал страх. На него нашло. Он впал в неистовство. Где-то внутри у него заклинило, и гнев свой он обратил на богов, слишком равнодушных, чтобы потерпеть поражение. Его нежелание мириться с бесспорными фактами – днем и ночью, слабостью и силой, жизнью и смертью и земным притяжением – граничило с психозом. Он был рыжий, этот Коттон.

15:26 

lock Доступ к записи ограничен

Garryncha
Холодно. Пью.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

15:00 

blkflm
awful feast
Андреев явился к началу обеда к Горькому, но — увы! — в сильном подпитии.

Тяжко повозившись около вешалки, он вошел в столовую, шатаясь из стороны в сторону. Длинные волосы свалились у него на лицо.

Жена Горького ахнула, выронила ложку и убежала из комнаты; за ней последовали ее мать и бонна с мальчиком.


https://ru.wikisource.org/wiki/Леонид_Андреев_(Петров-Скиталец)

Вот только сам Горький писал, что он мог прибухнуть, но знал свою меру и до состояния Андреева не опускался.

Там еще в конце очень интересное описание финской резиденции Андреева, которую он сам дизайнил, с декором в виде "копий с кошмарных картин Гойи, работы самого хозяина".

@темы: это жизнь, писатели

14:26 

lock Доступ к записи ограничен

Avallen
Слово — плод
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:33 

blkflm
awful feast
#психологи


13:31 

Ticky
Порой глупа, порой мудра
Я залезла в свой старый дневник и нашла там просто мега фразу! Не могу не поделиться

Жизнь - это секс. Не превращай ее в изнасилование

@темы: Точка зрения, Мудрость Тикки

11:51 

lock Доступ к записи ограничен

Лоторо
Марс в фуражке
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

like, inspiration and what Bog sends

главная